?

Log in

No account? Create an account
   Journal    Friends    Archive    Profile    Memories
 

Даниил Гранин о петербургской независимости - Daniel Kotsubinsky

Jul. 5th, 2017 01:03 am Даниил Гранин о петербургской независимости

"Я склоняюсь к мысли, что единая Россия нам больше не нужна..."

Интервью Даниила ГРАНИНА газете "Петербургский Час пик", 21.12.1997

- Даниил Александрович, не кажется ли вам, что нынешний застой в петербургской культуре - не более чем художественная проекция застоя, который вообще царит в духовной жизни нашего города? Не в том ли дело, что Петербург попросту утерял собственную культурную идентичность? Почти три столетия подряд он олицетворял собой великие российские грезы - о "светлом европейском завтра" и "блистательном национальном вчера". И вот рухнул коммунизм, Великая Россия "возродилась", - сбылись, одним словом, все мечты патриота, - и оказалось, что Петербург больше "не нужен". Ни России, ни самому себе...

- Я понимаю, о чем вы говорите, но я думаю, что это неверно было бы относить только к Петербургу. При всем моем "петербургском местничестве" я вынужден признать, что ощущение бессмысленности жизни присуще сегодня людям, живущим во всей России. В этом плане наш город не является исключением. Особенно остро это ощущение там, где жизнь еще тяжелее, чем в Петербурге. Например, в Новгороде, где я только что побывал. Там люди прямо говорят: "У нас исчезла мотивация жизни". Раньше было понятно, во имя чего терпеть: было ожидание. Ожидание квартиры, машины, какого-то продвижения по службе. Сейчас кончились очереди, кончилось ожидание. Во имя чего терпеть? Во имя чего мириться с нынешним состоянием? Непонятно! И поэтому страшно обострилось ощущение невозможности этой жизни...


- Вы хотите сказать, что людям не хватает мечты?
- Не мечты, а, скорее, ожидания. Ну, можете назвать это мечтой!

- Насколько я понимаю, частная мечта - не более чем производная от общей мечты. Человек осознает свои частные интересы в контексте социальных приоритетов.
- Наверное.
- Стало быть, отсутствует "большая мечта". Но почему?
- "Общая идея", или "общая мечта" - называйте ее как хотите, - создавалась тысячелетиями, со времен Платона. Это общая мечта о справедливости. Каждая следующая эпоха лишь дополняла эту мечту.
- По сути, это была единая мечта о "коммунистическом рае", которая присуща человечеству на всем протяжении его существования.
- И эта вера всегда поддерживала людей. Да. Эта идея имела с некоторых пор и контр-идею: антикоммунистическую, которая точно так же сплачивала либеральную европейскую интеллигенцию. Это тоже была великая идеология. Сейчас рухнули обе идеологии, и этот вакуум так же болезненно ощущается в Европе, как и у нас.

- Есть ли у вас вариант такой "мечты", которая могла бы вывести петербуржцев из состоянии духовного анабиоза?
- Нет, я точно так же, как и все, нахожусь в этом кризисном состоянии...
- На ваш взгляд, могла бы для петербуржцев явиться идейно основополагающей мечта о "вольном городе"? На мой взгляд, это могло бы стать своего рода продолжением либеральной европейской идейной традиции.
- Не знаю, должна ли "петербургская мечта" носить столь выраженный политический характер... Но я считаю, что нынешняя Россия - это плохо управляемый, практически неуправляемый монстр. И не только практически неуправляемый, но и теоретически: слишком разные регионы, слишком большая территория. Россию сегодня невозможно сплотить.
Смысл чеченской войны как раз в этом и состоял: она вдруг расшатала нашу страну. И с этим фактом невозможно не считаться. Его надо осмыслить. А мы боимся это сделать. Россия потеряла свою прочность, и мы вдруг ощутили, насколько зыбок этот конгломерат. Это ощущение требует осмысления.

- Пытались ли вы лично произвести эту работу осмысления?
- Да. Мне кажется, что мы должны постараться понять, в чем заключается смысл нашей геополитики. Нужна ли нам единая Россия - или не нужна?
- И к какому варианту ответа вы склоняетесь?
- Мне трудно это сказать... Трудно сказать... Я склоняюсь примерно к мысли, что, может быть, и не нужна. Но это надо как-то понять. А никто не хочет осмыслить это до конца. На мой взгляд, можно вести речь о достаточно самостоятельном существовании северо-западного региона: Петербург, Новгород, Псков, Карелия. Ведь любая геополитика должна в конце концов определяться благополучием населения. Легче будет жить людям - или труднее? Вот в чем критерий. Мне кажется, что в этом случае жить будет лучше. И экономически, и политически. Идеологически - не уверен.

- Что вы вкладываете в понятие "идеологического комфорта"?
- Мы очень болезненно ощутили распад Советского Союза. Многие до сих пор не могут примириться с тем, что СССР кончился и осталась одна Россия. Мы все время тянем назад бывшие республики. Что будет, если мы вообще разделимся? Дальневосточная республика, Уральская республика, Северо-Западная республика...

- А может, наоборот, именно исчезновение этого "малого СССР", именуемого Российской Федерацией, как раз окончательно примирит нас с неизбежностью крушения древней империи и поможет разглядеть какие-то другие горизонты?
- Может, и так. Но вот это ощущение какого-то обвала, разрушения чего-то привычного, - это довольно болезненное ощущение. Что будет, если от всей России останется одна только "Петербургская республика"?


- Будет миф о "Великом Петербурге" - гораздо менее отвратительный и более художественно совершенный, нежели миф о "Великой России".
- Здесь дело не в эстетике, а скорее, в этике... Для меня, повторяю, вопрос: можно ли достаточно быстро психологически смириться с исчезновением России?

- Но ведь вы сами призываете "не бояться осмыслить итоги чеченской войны". И сами же, выходит, боитесь...
- Я и боюсь, и не хочу, потому что я не могу сам продумать эту идею во всех ее деталях. Этим должны заниматься геополитики, экономисты. Вы хотите, чтобы я сейчас легко и весело решил этот вопрос?

- В политике все решается либо "легко и весело", -- то есть ясно и четко, - либо не решается вовсе.
- И все же для меня остается масса вопросов, на которые я пока не могу ответить. И главный вопрос: будет ли людям лучше жить? Наверное, это можно подсчитать: какие экономические возможности сохранятся, какие утратятся, какие появятся... Я этого не знаю.


- Экономика - такая же "гибкая наука", как любая наука об обществе. Вспомните, как в свое время нам доказывали, что Ленинград нельзя переименовывать в Петербург, потому что это приведет к неминуемому экономическому краху города. А город этого даже не заметил. В основе всего лежит человеческая воля: захотят петербуржцы жить и процветать самостоятельно - найдут аргументы в пользу независимости, не захотят - найдут тысячу отговорок в пользу сохранения status quo...
- Я повторяю: мне нравится идея петербургской независимости! Я ее в осторожной форме уже высказывал несколько раз. Но высказывать ее в категорической форме я не могу, потому что не имею ответа на целый ряд вопросов... Хотя, на мой взгляд, превращение Петербурга в самостоятельный, более или менее независимый регион принесло бы пользу всей России. Вот в Китае пошли на то, чтобы предоставить некоторым районам полную автономию, - и они сегодня "вытягивают" экономику остальной страны. И Петербург мог бы "потянуть" за гобой всю Россию. Он ведь исторически предназначен для того, чтобы тащить Россию за собой. И вообще: чем свободней Петербург, тем свободней Россия. Он мог бы быть не только экономическим локомотивом, но и политическим примером.
- Но история со "свободной экономической зоной" показала: рассчитывать на то, что Москва по собственной инициативе предоставит Петербургу свободу, это утопия. Москва до последнего будет цепляться за все, какие только можно, административно-финансовые рычаги, чтобы сохранить власть над регионами. Смотрите: войну в Чечне проиграла вчистую, а независимость Ичкерии признавать все равно не желает! Чего же ждать от такого начальства нам, сугубо мирным и законопослушным гражданам?
- Вот поэтому я и считаю, что необходимо как можно скорее предоставить Чечне независимость! Независимость Чечни очень важна для России и для Петербурга... Думаю, получив максимально независимый статус, Петербург смог бы наконец реализовать свой главный потенциал. Дело в том, что международную "конвертируемость" Петербурга обеспечивают не его промышленность и даже не наука, - а его культура. Именно в ней заключается уникальность нашего города, его отдельность. Мне иногда говорят: "Вы что же, хотите превратить город в музей?" А я думаю, что в этом заключается прямой экономический расчет: спрос на культуру, на искусство во всем мире сейчас таков, что мы можем за счет этого спроса жить и процветать. Так существует Флоренция, так существует Париж, в конце концов! Так может существовать и Петербург.

- Да, но для этого Петербург должен, как минимум, вновь почувствовать себя "мировым городом". А в нынешней России ему это сделать не дадут.
- Да, не дадут. Поэтому петербуржцам необходимо постараться осознать необходимость своего политического обособления от России. На мой взгляд, это очень увлекательная идея! Думаю, в обсуждении ее могли бы принять участие и Географическое общество, и некоторые петербургские политики. Было бы хорошо, если бы в Петербурге возникло общественное движение, которое бы сформулировало и поставило перед собой такую цель. Я думаю, это движение вызвало бы интерес и в Москве - среди столичной интеллигенции. Быть может, идея петербургской независимости заставила бы Москву образумиться... Повторяю: петербургская свобода нужна не только нам, она нужна России в целом.


Беседу вёл Даниил Коцюбинский




Даниил Гранин: "Это крамола. Сплошная крамола. И, по-моему, это хорошо"

ПЕТЕРБУРГСКАЯ НЕЗАВИСИМОСТЬ: PRO ET CONTRA
(Материалы "круглого стола" в Федеральном доме, 11.02.1998)

- Те разговоры, которые сейчас здесь происходят, - это крамола. Сплошная крамола. И, по-моему, это хорошо. Потому что чего не хватает Петербургу, - это понимания того, для чего он нужен России. Нужны мы России - или нет?.. То, что говорил Сергей Алексеевич, это, конечно же, очень серьезные вещи... Но я все же думаю, что появление такой идеи сегодня - это необходимость для того, чтобы как-то заговорила, закипела, зажила общепетербургская мысль.
Наша городская администрация поражена наследственным синдромом робости и трусости перед Москвой - еще со времен "ленинградского дела". Возьмите, например, Саратов или Новгород - они живут и действуют гораздо смелее, самостоятельнее и интереснее, чем мы. И вот это ощущение стыда за самих себя - у нас его нет! Мы по-прежнему почему-то считаем, что мы где-то "в первых рядах"... Я думаю, что эта идея может созревать не как "идея капсулы", в которую должен будет обратиться Петербург, - а в виде идеи превращения города в центр самостоятельного Северо-Западного региона, включая Новгород, Псков, Петрозаводск, - одним словом, все те территории, которые исторически созидали Петербург. Петербург ведь создавался не Сибирью и не Уралом, а северо-западными областями.
Для России было бы очень важно появление такого региона, который бы хотел и требовал себе самостоятельности, доказывал бы ее возможность. Это было бы важно для пробуждения и каких-то российских сил... Сегодня Россия находится в состоянии полураспада: Дальний Восток живет самостоятельно, Урал все время хочет жить самостоятельно, с Северным Кавказе, я думаю, все и так ясно... Я не говорю, что Петербург должен попытаться "сплотить Россию"! Я вообще не считаю правильным существование такого огромного единого государства, как Россия. Я думаю, что существование каких-то "российских штатов" или "российских республик" может оказаться более разумно и полезно для человеческого существования...

Даниил Коцюбинский, "Петербургский Час пик", 18.02.1998
Галина Гаврилова, "Санкт-Петербургский университет", № 6, 1998

1 comment - Leave a commentPrevious Entry Share Next Entry

Comments:

From:stepnov_spartak
Date:July 5th, 2017 07:57 pm (UTC)

о Д.Г.

(Link)
...понравились ответы Д.Гранина, заметьте он не отвергает или принимает, а рассуждает и даёт возможность читателю начать думать.
p.s. интересна и дата интервью
____