Республика Санкт-Петербург (blanc)

Даниил Коцюбинский. Суверенитет регионаций как выход из актуальных тупиков модернизации

Д.А. Коцюбинский, кандидат исторических наук

Актуальные тупики мифа о модернизации. Модернизация как цивилизационно-деструктивный фактор.
Лекция в «Леонтьевском центре» 24 сентября 2020 года.


Республика Санкт-Петербург (blanc)

БЕЗ НАСТОЯЩЕГО ЦАРЯ РУССКОЕ ОБЩЕСТВО СХОДИТ С УМА. ТАК БЫЛО, ТАК ЕСТЬ И ТАК БУДЕТ

ДАНИИЛ КОЦЮБИНСКИЙ

29.03.2021

27 марта был День историка. И я всё думал, о чём бы таком историческом вам, дорогие друзья, рассказать. И вот что надумал.

Нынче в моде исторический компаративизм.

Что ж, вот вам – актуальная параллель.

Известно, что когда общество – или его часть – теряют веру в легитимность власти, они – т.е. общество или его часть – впадают в коллективное расстройство-умопомешательство. То бишь сперва в массовый невроз, а потом, если особо повезёт, то и в психоз.

Вот, например, Николая Второго за “настоящего царя” не считал никто.

Либералы – потому что “нормальную” Конституцию дать не мог.

Реакционеры – поскольку таки дал 17 октября 1905 года, хоть и куцую, но всё ж таки Конституцию! – чем вконец ушатал свой и без того не бог весть какой самодержавный авторитет.

Ну, а те, что посредине болтались – консерваторы-центристы – за то, что, не умея толком ни дать Конституцию, ни не дать, – не слушался умного Столыпина, который, в отличие от Николая, умел и то, и другое.

В итоге, оставшись без “настоящего царя”, русское общество, говоря не вполне научным языком, свихнулось. И произвело на свет, как и положено бредовому больному, продуктивную психотическую симптоматику.

Collapse )
Республика Санкт-Петербург (blanc)

Можно ли считать Россию европейской страной? — Фонд Либеральная Миссия

https://liberal.ru/excurses/mozhno-li-schitat-rossiyu-evropejskoj-stranoj

Дискуссия Дмитрия Травина — кандидата экономических наук, профессора, руководителя Центра исследований модернизации Европейского университета в Санкт-Петербурге, и Даниила Коцюбинского — кандидата исторических наук, преподавателя Санкт-Петербургского государственного университета. Модерирует беседу Игорь Клямкин — Президент фонда «Либеральная миссия»

Республика Санкт-Петербург (blanc)

Почему я думаю, что Навальный – агент Кремля?

Материал под заголовком «А был ли мальчик? Почему Навальный - проект Кремля, а не угроза Путину» был опубликован в украинском журнале «Фокус» 23 января 20201 года — https://focus.ua/opinions/472593-a-byl-li-malchik-pochemu-navalnyy-proekt-kremlya-a-ne-ugroza-putinu?fbclid=IwAR2iczHmEWBL1gtAa73yiv79r2D34YKazEeFLp9GpujjtJPx2GRRqqQi5tI

Скажу сразу – писать про Алексея Навального смысла нет. Просто потому что люди, глаза которым не застилают невидимые очки с самообманными светофильтрами, и так всё видят и понимают – притом с первых же всполохов «навальнинского чуда», которое накатило на российскую полит. поляну более 10 лет назад. Те, же у кого эти фильтры институционально вживлены, так и будут повторять, подобно мужу-рогоносцу из известного анекдота, восклицающему в ответ на рассказ о том, как его жена, после веселого пьяного вечера, скрылась из глаз частного детектива с неким мужчиной в спальне: «Ах!.. Опять эта проклятая неизвестность!..»

Collapse )
Республика Санкт-Петербург (blanc)

ПРИПЛЫЛИ. ИЛИ НЕ ТУДА ЗАЕХАЛИ?


Просто поток мыслей в связи с чередой совершенно бредовых и, как и положено бреду, не связанных, вроде, между собой событий – шитого белыми нитками отравления Алексея Навального, шитого белой горячкой поведения Михаила Ефремова, шитого страхом белой революции заявления Лукашенко о том, как он шпионски подглядывал за «голой Меркель»…

Мы вползли в эпоху тотального крушения профессиональных гуманитарных стандартов, включая политику.

Непрофессионализм стал не просто нормой, но пропуском к победе.

Не путать с беспределом! Беспредел был по-своему предсказуем, а, значит, тоже каноничен – сиречь профессионален.

А вот это «хрен знает что» и «хрен его знает!» (хлопушечно-конфетишные скетчи, эссе и халтурные импровизации – вместо слов и дел по законам аристотелевой логики) как альфа и омега всего, что говорится и делается в сфере человеческого и парачеловеческого – вот это и есть истинная новизна эпохи пост-постмодерна.

Убита не только высокая мораль, включая профессиональную. Убиты даже понятия. Убит сам институт «человека со стержнем» – неважно каким, хоть алмазно-прозрачным, хоть угольно-чёрным. Вместо цели – фарт. Бесконечный fart как ultima ratio всего (знающие английский меня поняли, остальные не обессудьте – погуглите). Кастрированный прагматизм, лишённый перфекционизма.

Collapse )
Республика Санкт-Петербург (blanc)

«Safe space» - девиз рабов, восставших против свободы

ВСЕОБЩЕЕ ПОМЕШАТЕЛЬСТВО НА БЕЗОПАСНОСТИ ПРИВЕДЕТ К АБСОЛЮТНОЙ НЕСВОБОДЕ

Тотальные запреты – негодный способ борьбы даже с коронавирусом. Это теперь официально признано – ВОЗ поставила всем в пример самую ковид-диссидентскую страну – Швецию. Но общепланетарная борьба с вирусной перхотью посредством локдаунной гильотины – лишь частный, хотя и глобально яркий, случай всеобщего помешательства на идее безопасности.

Тотальная борьба за тотальный safe space стартовала в начале 2000-х и поначалу самонакручивалась вокруг «международного терроризма».

А потом пошло-поехало. Лихорадка запретов добралась до университетов, где стали нарождаться самопровозглашенные safe space.

А потом и вовсе стала мейнстримом, вызвавшим к жизни невиданный в истории опыт всемирной борьбы со смертью посредством «профилактики жизни»…

Сегодня слово безопасность – чуть ли не символ веры.

И все как будто позабыли в одночасье, что ещё со времен якобинского террора безопасность – это кодовое слово тоталитаризма.

Чем больше безопасности, тем меньше свободы. Это даже не аксиома, это теорема, которую легко доказать, поскольку безопасность – не что иное, как запрет на ещё не совершённое действие.

Абсолютная безопасность – абсолютная несвобода. Но абсолютная несвобода – это рабство. А рабство – это абсолютная незащищенность. И, значит, культ безопасности – это на самом деле культ беззащитности человека перед внешней силой, «раба» перед «хозяином» – неважно, властью или толпой.

Collapse )