Daniel Kotsubinsky (kotsubinsky) wrote,
Daniel Kotsubinsky
kotsubinsky

Category:

Петербургу - 400 лет

ОБРАЩЕНИЕ К ПЕТЕРБУРЖЦАМ И ВСЕМ, КОМУ ДОРОГ ПЕТЕРБУРГ


В этом году городу на Неве исполняется ровно 400 лет. Это противоречит официальному городскому летоисчислению, согласно которому 27 мая этого года Санкт-Петербург отметил свою 308-ю годовщину. Однако официальная точка зрения, как мы хорошо знаем не только из истории, но и из современности, далеко не всегда бывает правильной. И факты должны быть выше чьих бы то ни было мнений и усмотрений – пусть даже самых патриотических, на первый взгляд.



А факты говорят о том, что городская традиция непрерывно развивается на территории невской дельты не с 1703 года, когда царь Петр заложил на Заячьем острове крепость Санктпитербурх, а с 1611 года, когда по предложению генерал-лейтенанта Якоба Делагарди и по приказу шведского короля Карла IX в устье реки Охты была заложена весной и к концу того же года построена крепость Ниеншанц.

Практически сразу близ крепостных стен возник и стал разрастаться город – Ниен.



В 1632 году он получил официальный статус города, а в 1642 году – полный пакет городских регалий и привилегий.



Герб Ниена


План города Ниена и крепости Ниеншанц

Прямая градостроительная преемственность между Ниеном и Санкт-Петербургом – очевидна.

Тот факт, что старая цитадель – Ниеншанц – была разрушена, а новая – Санктпитербурх - построена на несколько километров ближе к Финскому заливу и что центр города в итоге также сместился, отнюдь не означал, что между Ниеном и Петербургом пролегла градостроительная пропасть.

Ведь город – это не только крепость, но вся территория, на которую распространяется его культурно-хозяйственное влияние, его цивилизация. Невская дельта в полной мере была таковой как для Ниена, так и для Петербурга.

Жизнь Петербурга, по сути, являлась продолжением жизни Ниена. Наглядный символ этого - знаменитый Домик Петра Первого, представляющий собой не что иное, как типичный шведский деревянный дом, оказавшийся в тот момент «под рукой» у русского царя.

Агломерация Ниена – включая усадьбы вельмож и множество поселений разной величины, тяготевших к нему - охватывала, по сути, весь исторический центр Санкт-Петербурга, и никоим образом не может рассматриваться как нечто от него исторически оторванное только потому, что тогдашними хозяевами города были шведы, а не московиты.


Шведская карта Невской дельты конца XVII в.

Есть и множество других аргументов в пользу того, что история Ниена и Петербурга представляют собой неразрывное целое.

Это преемственность функционального предназначения - с поправкой, разумеется, на то, что Ниен был всего лишь центром провинции, а Петербург стал столицей огромной империи и одним из крупнейших городов Европы. Это сходство градостроительных решений: расположение главной городской площади рядом с мостом, ведущим в крепость, перпендикулярность улиц друг по отношению к другу, сохранение старой сетки дорог (некоторые из которых уходят корнями даже в дошведское прошлое).


С.В. Семенцов. Реконструкция дорог XV-XVII вв., сохранившихся на территории СПб по сей день.

Это полиэтничность, включая наиболее выдающуюся роль немецкой диаспоры и немецкого культурного влияния, что проявилось в закреплении в исторической памяти именно немецкой огласовки обоих названий: Ниеншанц (вместо шведского Нюенсканца) и Санкт-Петербург (вместо исходного голландского Санктпитербурха). И многое другое.

Но самое главное – то, что не будь Ниена, не было бы и Петербурга. Если бы район Невской дельты не был капитально обжит предшественниками московского царя, у него, скорее всего, не возникло бы даже мысли о том, чтобы создать «с нуля» город в столь сложном для строительства и опасном месте. А если бы и возникла, навряд ли смогла бы быть реализована без такого важного подспорья, как градостроительный ресурс завоеванного Ниена.

Таким образом, вопреки расхожему заблуждению, следует признать, что Ниен и Санкт-Петербург – не два разных поселения, а один и тот же город, который в разные времена входил в состав разных государств, а также несколько раз менял центр и название.

Миф о том, что город на Неве возник на пустом месте по воле царя Петра, который начал активно формироваться сразу же, как только русская армия захватила территорию Невской дельты, в те времена был вполне объясним. Со Швецией шла изнурительная война, и русскому царю надо было закрепиться на только что захваченных землях как можно прочнее – не только физически, но и морально. Поэтому всякая память о шведском пребывании на невских берегах искоренялась.

В дальнейшем чисто имперский по духу миф о создании Петербурга ex nihilo царем Петром прижился, получив окончательное закрепление в хрестоматийных строфах «Медного всадника» и сохранившись, по сути, в неизменном виде по сей день.

По нашему глубокому убеждению, такое положение дел, при котором наш город, по сути, отказывает самому себе в праве на честную историческую память, нормальным быть признано не может.

Искусственно обрубая свои исторические корни, Петербург обрекает себя на искаженное самосознание, видя в себе лишь «результат жизнедеятельности Российского имперского организма». В то же время – и это прекрасно видно, если взглянуть на историю Невского края не замутненным имперскими рефлексиями взором, - город на Неве возник как итог многовекового развития невской дельты в качестве мощного центра европейских коммуникаций. И чем полнее и яснее Петербург ощутит свое европейское предназначение, тем успешнее он будет развиваться в XXI столетии.

Обретение ясной исторической памяти о самом себе – важнейший шаг на этом пути.

В связи с этим мы предлагаем петербургской общественности и органам городской власти:

1. Официально признать временем основания Санкт-Петербурга весну 1611 года, не меняя даты Дня города.
2. Торжественно отметить в декабре 2011 г. 400-летие окончание строительства крепости Ниеншанц.
3. Изменить, начиная с 2012 года, формат празднования Дня города, включив в него мероприятия, связанные с памятью о допетровском прошлом Невского края.
4. Создать на Охтинском мысе, на месте древнейших археологических находок, а также Ландскроны, Невского городка и Ниеншанца городской музейно-археологический комплекс.
5. Увековечить память о Ландскроне и Ниеншанце, переименовав Свердловскую набережную в Набережную Ландскроны, а Красногвардейскую площадь – в Площадь Ниеншанца.
6. Объявить конкурс на подготовку монументов в честь основателей города на Неве – Якоба Делагарди и Карла IX.
7. Провести комплекс культурно-просветительных мероприятий, связанных с подготовкой празднования юбилея постройки крепости Ниеншанц.

Разумеется, это лишь первый приблизительный перечень, который, как мы надеемся, будет расширен и уточнен в ходе общегородского обсуждения.

Мы призываем всех горожан не остаться равнодушными и откликнуться на наш призыв, так как убеждены, что именно в славном прошлом нашего родного хранится ключ к нашему общему достойному будущему.

Мы также обращаемся с предложением поддержать нашу инициативу к общественности и органам власти тех стран и регионов, которые сыграли особо значимую роль в развитии городской цивилизации на невских берегах: Санкт-Петербурга, Ленинградской области, Великого Новгорода и Москвы, а также Швеции, Финляндии и Германии.

Мы предлагаем всем, кто солидарен с нами, поставить подписи под этим обращением.


Балуев Сергей - журналист
Деконская Аля – музеевед
Жуков Константин - историк
Коцюбинский Даниил - историк, журналист
Красиков Вячеслав - историк, журналист
Сташков Глеб - журналист
Якушин Эдуард – художник


10.06.11 г.

Подпись под Обращением можно поставить здесь: http://democrator.ru/problem/4818
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 17 comments