?

Log in

No account? Create an account
   Journal    Friends    Archive    Profile    Memories
 

О национальной глупости великороссов. Часть 2 - Daniel Kotsubinsky

Aug. 8th, 2013 07:39 pm О национальной глупости великороссов. Часть 2

Окончание дискуссии. Начало см http://kotsubinsky.livejournal.com/372832.html

НАУЧНОЕ ГИПОСТАЗИРОВАНИЕ
В КОНТЕКСТЕ КЛИНИЧЕСКОГО РАЗБОРА ПОЛЕТОВ


1996-1997, редация Смены на природе


Несмотря на то, что заместитель главного врача С-Петербургской психиатрической больницы № 1 им. П. П. Кащенко Олег Лиманкин отреагировал на мою публика­цию («Конституциональная глупость вели­короссов в контексте научного гипостазирования», «ЧП» от 16.07.1997 r.) с некото­рым запозданием («Россия — страна ду­раков: диагноз обжалованию не подле­жит!», «ЧП» от 19.11.1997г.), я спешу по­благодарить его за проявленное внима­ние к моему скромному опыту историко-психиатрического гипостазирования.
Суть критики в мой адрес сводится к следующим тезисам:



1. Я приписываю профессору П. Б. Ганнушкину открытие феномена «кон­ституциональной глупости», в то время как, по убеждению О. Лиманкина, «никакого «открытия» он (т. е. П. Б. Ганнушкин) не делал», всего лишь включив в свою классификацию «опи­санный ранее другими психиатрами тип личности, ссылаясь на Ферри, Гохе (так называемое «салонное слабоумие»), Блейлера».

2. Я утверждаю, что «конституцио­нально глупых людей нет на Западе, что есть они только в России», в связи с чем приписываю «П. Б. Ганнушкину открытие «специфически российского» типа глупости».

3. Я утверждаю, «что в России кон­ституциональная глупость выступает уже не только в виде психопатии, но и образует широкий социальный слой».

4. Я даю возможность всем желающим сделать из моего «открытия» «необходимые выводы», которые, по мнению г-на Лиманкина, должны за­ключаться в признании необходимости окружения «страны дураков» «сани­тарным кордоном военных союзов» и учреждения над ней «международной опеки «цивилизованных» государств».

Отвечу по порядку.

Отрицая за покойным профессором П. Б. Ганнушкиным право на приоритет в деле научного описания феномена «конституциональной глупости», Олег Лиманкин не только вступает в противо­речие с историко-научной очевиднос­тью, но и, вероятно, сам того не заме­чая, парадоксальным образом лишает русскую психиатрию возможности по праву гордиться одним из несомненных открытии мирового уровня. Складыва­ется досадное впечатление, что уважае­мый заместитель главного врача боль­ницы им. Кащенко недостаточно внима­тельно прочел не только мою статью (в этом большой беды нет), где черным по белому написано, что «еще до Ган­нушкина было известно и широко при­менялось понятие «salon blodsinn» («са­лонное слабоумие»)», являвшееся тер­минологическим аналогом «конституци­ональной глупости», но и ту самую ра­боту П. Б. Ганнушкина «Клиника психо­патий», к положениям которой всуе апеллирует мой достопочтенный критик.

Уважаемый г-н Лиманкин!

Не в изо­бретении нового термина заключается суть открытия, сделанного профессо­ром Ганнушкиным, а в том, что он — подчеркиваю, первым среди европей­ских психиатров — смог научно описать так называемое салонное слабоумие как самостоятельный — притом интел­лектуально полноценный — психологи­ческий тип! В отличие от Ганнушкина, все без исключения западные психиат­ры (Гохе, фон Гудден, Блейлер и др.) неизменно рассматривали данный пси­хологический тип как «особую форму слабоумия», то есть как разновид­ность психического заболевания, име­нуемого олигофренией, хотя и огова­ривались, что на «классического олиго­френа» «салонный дурак» все же не вполне похож. П. Б. Ганнушкин впер­вые объяснил, что суть этой «непохо­жести» заключается в том, что «кон­ституциональные глупцы» («салонные дураки») вовсе не являются слабоум­ными людьми: они могут успешно учиться в школах и даже вузах, подви­заться на поприще коммерческой и административной деятельности.

Глав­ная особенность этих людей заключа­ется в их интеллектуально-поведенчес­ком конформизме, отсутствии способ­ности генерировать идеи, мыслить оригинально. Но интеллектуальный кон­формизм и слабоумие — далеко не од­но и то же. Именно на это обстоятельст­во и обратил внимание профессор Ган­нушкин, именно поэтому он предложил рассматривать «конституциональную глупость» не в рамках психического заболевания (олигофрении), а в рамках психопатии (т. е. в рамках характерологической, а не умственной патологии). Более того, сам по себе предложенный П. Б. Ганнушкиным термин «конституциональная глупость», по мнению современных психиатров, является не вполне удачным, поскольку призван обозначать поведенчески ущербный, но в то же время интеллектуально полноценный тип личности. Именно по этой причине в отечественной психиатрии сегодня обсуждается проблема целесообразности замены термина «конституциональная глупость» на более научно и этически корректный термин «конформность». Так что отнюдь не в «придумке» термина «конституциональная глупость» заключается суть открытия, сделанного П.Б. Ганнушкиным, а в обнаружении и научном описании ранее неизвестного психиатрической науке феномена.

Признаться, мне немного неловко растолковывать азы психиатрической теории столь высокопоставленному психиатру-практику, однако, судя по всему, в этом есть насущная необходимость, коль скоро уважаемый г-н Лиманкин, попросту игнорируя все то, о чем только что шла речь, характери­зует — причем как бы «от имени про­фессора Ганнушкина» (!) — «конститу­циональную глупость» как «легкую степень врожденной умственной не­полноценности». Таким образом, мой уважаемый оппонент едва ли не до­словно воспроизводит ту самую точку зрения, которую П. Б. Ганнушкин ус­пешно опроверг более 60 лет назад...

Трудно сказать, что именно — то ли зрительные аберрации, то ли излишне «динамическое чтение» чужого текста явилось причиной того, что Олег Ли­манкин решил уличить меня в «русо­фобии» и «идолопоклонстве перед За­падом», а также в том, что я якобы «приписал» то и другое покойному профессору Ганнушкину. Дело в том, что инкриминируемых мне строк о «специфически российском» типе глупости, а равным образом о том, что на Западе «конституционально глупых людей нет», в моей статье не содержится. Да и не может содержаться: как только что отмечалось, в ней упоминается о том обстоятельстве, что «салонное слабоумие» впервые было обнаруже­но именно европейскими психиатрами. В своей статье я лишь высказал предпо­ложение о том, что «салонное слабо­умие» так и осталось на Западе не опи­санным как самостоятельный, отлич­ный от олигофрении, психологический тип по той причине, что в Западной Ев­ропе попросту нет такого количества «конституционально глупых» людей, как в России. Однако я ни в коей мере, повторяю, не утверждал, что «консти­туциональная глупость» суть «специфи­чески российский» национальный атри­бут: данная мысль всецело является плодом «научного гипостазирования» г-на Лиманкина.

И уж совсем трудно понять, какими именно соображениями руководство­вался Олег Лиманкин, когда решил объявить меня первооткрывателем то­го факта, что «конституциональная глупость» может не только выступать «в виде психопатии», но также образо­вывать «широкий социальный слой», то есть выступать в форме медицинской нормы, именуемой «акцентуацией ха­рактера». Допустим на миг (хотя лич­но я отказываюсь в это верить), что мой почтенный оппонент из психиатри­ческой больницы № 1 ничего не слы­шал о знаменитом профессоре А. Е. Личко и не держал в руках его вышед­шие несколькими изданиями бестсел­леры «Психопатии и акцентуации ха­рактера у подростков» и «Подростко­вая психиатрия». Но почему г-ном Лиманкиным остались не замеченными прямые и довольно пространные ссыл­ки на А. Е. Личко, которые содержат­ся в той части моей статьи, где речь идет о «конституционально глупой» («конформной» по терминологии про­фессора Личко) акцентуации характе­ра как разновидности нормы?..

А ведь в книгах А. Е. Личко, замечу попутно, содержится еще одно очень важное наблюдение. Оказывается, представители «конформного типа» акцентуации характера попали в поле зрения французского психиатра Т. Рибо еще в конце прошлого века. В 60-е годы нашего столетия о людях этого типа вскользь упомянули американ­ские социальные психологи Д. Криич и Р. Гратчфилд. Однако и в том, и в дру­гом случае (как и в случае с «салон­ным слабоумием») депо ограничилось мимолетным замечанием «на полях» научных исследований, — «конформ­ный тип» акцентуации характера так и оставался научно не описанным и не классифицированным, пока эту работу — на российском, разумеется, мате­риале — не проделал А. Е. Личко.

Заключительные инвективы в мой ад­рес парировать легче всего, поскольку в данном случае г-н Лиманкин прояв­ляет изначальную методологическую некорректность, возлагая на научную теорию морально-интеллектуальную ответственность за те результаты, ко­торых потом, опираясь на нее, может достичь политическая практика. Любая политика, в том числе самая грязная, кровавая и лживая, всегда стремится опереться на тот или иной философ­ский либо религиозный фундамент, но это отнюдь не значит, что философы, пророки и художники несут мораль­ную ответственность за деятельность тиранов и диктаторов. Рассуждать та­ким образом — все равно что «обви­нять» Бетховена и Вагнера за то, что их музыкой вдохновлялись те, кто приду­мал практические способы «оконча­тельного решения» классового и на­ционального вопросов...

Впрочем, я ломлюсь в открытые во­рота, ибо сам Олег Лиманкин, как яв­ствует из его статьи, вовсе не считает абсурдным предположение, что имен­но «интеллектуально примитивные» («простодушные») люди образуют ба­зовые черты так называемого русско­го национального характера. Более то­го, мой оппонент даже берется вы­явить те причины, которые породили «проблемы ухудшения состояния пси­хического здоровья народов России».

«Вспомним, — пишет Лиманкин, — какие черты национального характера формировали несколько веков монар­хического правления с крепостным рабством, рухнувшим совсем недав­но... В годы советской власти идеоло­гический прессинг способствовал за­креплению таких негативных характеристик общественного менталитета, как безынициативность, конформизм (курсив мой. — Д. К.), недостаточно критическое осмысление обществен­ной жизни в целом. В XX веке не раз вставал вопрос о самом генофонде нации. В годы Первой мировой воины была уничтожена огромная масса мо­лодых и здоровых людей. В пожаре Гражданской войны с обеих сторон по­гибли миллионы — наиболее социально активных и нонконформных (курсив мой. — Д. К.). Большевики истребили цвет нации... А затем — новая война и гибель новых генераций... Поневоле вся история России нескольких веков, а особенно последнего столетия, пред­ставляется каким-то страшным экспе­риментом по изучению социогенного патоморфоза (курсив мой. — Д. К.)».

Что ж, вполне возможно, что в своем объяснении причин «социогенного патоморфоза», в результате которого у значительной части русского населения оформилась конформная акцентуация характера, г-н Лиманкин недалек от ис­тины. Однако вот вопрос: зачем потре­бовалось изначально ставить под сомне­ние тезис о существований того, что, по мнению самого же Олега Лиманкина, объективно обусловлено всем ходом русской истории? К чему было начинать столь долгую и, как выясняется, абсо­лютно лишенную смысла дискуссию?

А вот к чему! Все дело в том, что, как убежден мой уважаемый оппо­нент, «в сегодняшнее время смуты и кризиса глубокомысленно рассуждать о конституциональной глупости народа так же бестактно и некорректно, как и оце­нивать интеллектуальные функции чело­века, находящегося в состоянии глубоко­го стресса, паники и растерянности». Правда, убежден в этом г-н Лиманкин, судя по всему, не вполне, поскольку несколькими абзацами ниже он ут­верждает нечто прямо противополож­ное: «Разговор о психическом здоровье жителей России сегодня (а если угодно, то о конституциональных особенностях великороссов), безусловно, необходим и полезен».

С последним утверждением не могу не согласиться.

Даниил КОЦЮБИНСКИЙ
«Час Пик», 26.11.1997 года


НОВЫЙ ВИТОК В ЛАБИРИНТЕ НАУЧНОГО ГИПОСТАЗИРОВАНИЯ

getprev

Наш заочный диалог на страницах «Часа пик» с журналистом Даниилом Коцюбинским, автором статьи «Национальная глу­пость великороссов в контексте научного гипостазирования» («ЧП», 16.07.97), быстро перешел из пикировки в дуэль.

Д. Коцюбинский, обратившись к трудам ученых-психиат­ров П. Б. Ганнушкина и А. Е. Личко и сделав из них «необ­ходимые выводы», выдвинул собственную гипотезу, в русле которой «тезис о том, что умом необъятную Россию следу­ет попросту считать «страной дураков», подкрепляется науч­ными данными о нафаршированности российского народа конституционально-глупыми представителями, а вся россий­ская история, демонстрирующая неспособность великорос­сов к «разумному обустройству», должна рассматриваться в контексте некой «национальной глупости великороссов».

Возражая Д. Коцюбинскому, я («ЧП», 19.11.97) оценил его концепцию как попытку биологизации социальных явле­ний, построенную на спекулятивном использовании спор­ных вопросов психиатрической теории.

Признаться, я не предполагал, что тема не исчерпана и разговор на этом не закончится. Ответ последовал неза­медлительно — в статье Д. Коцюбинского «Научное гипо-стазирование в свете клинического разбора полетов» («ЧП», 26.11.97).

Мой оппонент не собирается отказываться от представ­ления о «национальной глупости великороссов», от выбран­ной им весьма удобной полемической позиции: рассуждать о пресловутой «глупости», а всех сомневающихся отсылать к научным трудам «основоположников». Там, мол, все и прописано, надо только правильно читать. Конечно, заме­чательно, если читатели газеты, заинтересовавшись про­блемой, за книгой побегут и не милорда глупого, а Ганнуш­кина с Блейлером с базара понесут. Но это вряд ли. Рас­чет делается на то, что просто поверят на слово Д. Коцю­бинскому и вместе с его внушительными наукообразными построениями проглотят и простую мысль — есть, есть она, открытая наукой сакральная «национальная глупость».

Однако поймать Д. Коцюбинского за руку не так трудно, как кажется. Попробуем это сделать.

Первое, что бросается в глаза: две статьи Коцюбинского (июльская и ноябрьская) существенно отличаются в части «психиатрического анализа». Причем отличаются настоль­ко, что я даже поначалу засомневался, один ли у них ав­тор, В самом деле, «июльский» Коцюбинский, «основыва­ясь» на работах П. Б. Ганнушкина, описавшего тип консти­туционально-глупых личностей, и А. Е. Личко, предложив­шего термин «конформная акцентуация характера», дела­ет «необходимые выводы» о существовании особой «наци­ональной глупости великороссов» как формы умственной ущербности на грани нормы и патологии. «Ноябрьский» же Коцюбинский, оперируя теми же книгами тех же авторов, ведет речь уже не об интеллектуальной неполноценности, а только об акцентуации характера.

Что ж, и на том спасибо! Если бы Д. Коцюбинский пожа­лел о собственной опрометчивости в открытии «националь­ной глупости», уведомив об этом читателей, все было бы прекрасно. Ну подвела легкость в мыслях необыкновенная, ну увлекся, с кем не бывает. Но Коцюбинский, ничуть не конфузясь, опять во всеоружии психиатрической теории учит, корит и сердится: его, мол, неправильно поняли. А неправильно его поняли потому, что неправильно поняли и самого Ганнушкина, который своим термином «конститу­циональная глупость» определил не дураков, а людей «ин­теллектуально полноценных», но отличающихся интеллек­туально-поведенческим конформизмом (в этом, разъясня­ет Коцюбинский, суть его открытия).

И нечего, мол, обижаться на его рассуждения о «нацио­нальной глупости», глупость в данном контексте — это ведь не интеллектуальный дефект, а поведенческое расстройст­во, конформный характер. Мой оппонент, великодушно объясняя мне разницу между слабоумием и патологией личности, испытывает «неловкость» от того, что «разъясняет азы психиатрической теории столь высокопоставленному психиатру-практику».

Думаю, Д. Коцюбинскому стало бы еще более неловко, если бы он обратился к своем июльской статье. Читатель га­зеты за давностью мог что-то и перепутать, но сам автор должен ее помнить. «Июльский» Коцюбинский интерпрети­ровал открытие Ганнушкина совсем другим образом. Про­цитирую: «Каждому эндогенному заболеванию соответст­вуют определенные формы психопатии и акцентуации ха­рактера», но «ничего похожего на олигофреническую (сла­боумную) психопатию, а тем паче акцентуацию характера (т. е. «слабоумную норму») ей (т. е. западной психиатрии. — О. Л.) обнаружить не удавалось и не удается», затем «по­ложение... исправили российские психиатры. Сперва П. Б. Ганнушкин открыл существование «конституционально-глу­пой психопатии», затем А. Е. Личко описал «конформную (конституционально-глупую) акцентуацию характера» и та­ким образом закончил построение... «опигофренической триады», «...иными словами, российские психиатры на оте­чественном материале смогли установить, что слабоумие («конституциональная глупость») может выступать не толь­ко в достаточно грубой форме врожденной неспособности человека мыслить сложно или мыслить вообще (то есть в форме олигофрении), но и в форме более тонких отклоне­нии или даже просто особенностей характера».

Вся июльская статья Д. Коцюбинского пестрит словами «слабоумие», «олигофреническая (слабоумная) психопа­тия», «олигофреническая триада», а конституциональная глу­пость выступает у него синонимом слабоумия. И, рассуждая о глупости российской телеаудитории, Д. Коцюбинский рас­сматривает совсем не характер, a IQ (коэффициент умст­венного развития). Поэтому напрасно мой оппонент сетует на то, что его не так поняли. Как не понять? Ваша лексика, ваша идиоматика. Как говорится, «что написано пером...».
Другое дело, «ноябрьский» Коцюбинский, стремясь сгла­дить одиозность своей «концепции» и придать ей большую респектабельность, всячески избегает говорить о конститу­циональной глупости как о слабоумии, а начинает отожде­ствлять ее с конформной акцентуацией характера.

Давайте определимся наконец с этими дефинициями, ко­торыми Д. Коцюбинский манипулирует с ловкостью про­фессионального иллюзиониста.
Конституциональная глупость — что это? Интеллектуаль­ный дефект или характер?

Первое слово — П. Б. Ганнушкину, автору. Д. Коцюбин­ский, щедро цитируя профессора, каким-то образом ухи­тряется элиминировать существенное. Ганнушкин, описы­вая конституционально глупых, писал, что «это люди врож­денно ограниченные, от рождения не умные, безо всякой границы, как само собой разумеется, сливающиеся с груп­пой врожденной отсталости (идиотией, олигофренией)», и далее говорит об «интеллектуальной дефектности этого рода людей», «отличительным (! — О. Л.) свойством кото­рых является врожденная умственная недостаточность». По-моему, предельно ясно.

Почему Ганнушкин включил группу умственно неполноценных, глупых в свою классификацию психопатий — вопрос другой, требующий пространных экскурсов, неуместных на страницах неспециального издания.

Во втором варианте «научного гипостазирования» Коцюбинский отождествляет «конституциональную глупость» с «конформной акцентуацией характера», описанной Личко. Кстати, А. Е. Личко, с книгами которого любезно предлагает ознакомиться Коцюбинский (спасибо, читывали и пере­читывали), такого равенства не выводил.

Резюмируя, можно заключить, что общепринятое на сего­дняшний день понимание термина «конституциональная глу­пость» в целом совпадает с тем, которое дал сам автор тер­мина П. Б. Ганнушкин: это — врожденная умственная отста­лость на границе нормы и олигофрении в степени дебильности. Термин «конформная акцентуация» соотносится его ав­тором А. Е. Личко не с личностью в целом, а только с харак­тером. Отождествлять эти два понятия неправомерно.

Следовательно, если «июльский» Коцюбинский говорил о «национальной глупости великороссов» по аналогии с «конституциональной глупостью то к чему сейчас отрицать, что речь шла об умственной недостаточности? Если же он (в ноябрьском варианте) толькут о конформном характере интеллектуально полноценных личностей, то в данном случае следует оставить в покое тень П. Б. Ганнушкина, дезавуировать оскорбительное название своей концепции и без лишнего шума закончить процесс «научного гипостазирования».
Но в том-то и дело, что Д.Коцюбинскому очень не хочется отказаться от «глупости», уж очень она ему полюбилась. Только ли потому, что заголовок «О проявлениях конформности характера у великороссов» смотрелся бы куда менее эффектно, да и рассказать что-то новое о национальном характере требует куда больше интеллектуальной нагрузки, чем огорошить публику простым и гени­альным открытием «национальной глупости»?

Кстати, Д. Коцюбинский почему-то пишет, что я обвиняю его в «русофобии» и «идолопоклонстве перед Западом». Обвинения эти он закавычивает, хотя ничего подобного а мо­ей статье нет. Не будучи психоаналитиком, могу только га­дать, что значит сия забавная оговорка. Может быть, отра­жает подсознательную самооценку собственной концепции?

Заканчивая наши психиатрические экскурсы, хочу вернуться к контрапункту наших с Д. Коцюбинским принципиальных разногласий, тем более что он старается эту разницу зату­шевать, недоумевая, «к чему было начинать столь долгую и, как выясняется, абсолютно лишенную смысла дискуссию?». Да уж, ясное дело, не для того, чтобы поразвлечься психиатрическими экзерсисами. Позвольте произвести демаркацию.
Да, в сегодняшней России хватает и глупых, и дураков всех мастей и калибров, и невежества, и бескультурья, и дикого хамства. Кому это неведомо? Но откуда это идет?
Из национальной глупости великороссов, — утверждаете Вы в Вашей концепции, сконструированной на основе глу­бокого изучения психиатрической литературы. Из особен­ностей исторического развития, — возражаю я.
Для Вас исторический путь России — это во многом реализация изначальной ущербности (уж не знаю, какой — интеллектуальной, интеллектуально-поведенческой или завтра будет открыта какая-то новая) великороссов. Мне же представляется, что именно драматическое развитие стра­ны, особенно в последнем столетии, нанесло огромный урон интеллектуальному и духовному потенциалу россий­ского народа, поставив его, как говорил Л. Гумилев, на грань «этнического поражения».

Для Вас нынешнее повсеместно наблюдаемые проявления социального и психологического стресса, порой принимающие уродливые формы, — проявления декомпенсации растерявшихся в изменяющихся условиях современного общества конституциональных глупцов, которые, как Вы пишете, «просто дождались своего часа». Для меня это — проявление духовного и морального кризиса этноса, в течение десятилетий являющегося объектом страшного социального эксперимента, уникального и не описанного в учебниках психиатрии.

Ваша концепция «национальной глупости» (вольно или не­вольно) фактически снимает вопрос об ответственности тех, кто этот эксперимент проводил, кто окунул страну, как пишет В. Набоков, в «эру кровопролития» и «проводил искусственный подбор» в течение 70 лет, пытаясь создать нового гомункулуса — «советского человека». Может быть, Вам кажется, «хомо советикус» — это и есть велико­росс, но для меня это недопустимая агглютинация.

Ваша концепция снимает ответственность и с нас, сего­дняшних, пессимистически проповедуя детерминирован­ность нашего прошлого, настоящего и будущего «нацио­нальной глупостью великороссов», и относительно победы Разума над Глупостью в нашей стране Ваши выводы «весь­ма неутешительны». Мне же представляется, что сегодня, если мы хотим жить в стране, где властвуют добро и порядок, где ценят талант и трудолюбие, где убирают улицы и не уродуют лифты матерными граффити, где матери рожают здоровых детей, а старики безбедно встречают старость, надо не морочить себе голову оскорбительными (для одних) или неутешительными (для других) сетованиями на некую собственную предопределенную «глупость», а попытаться такую страну созидать — если не для себя, то хотя бы для своих детей.

Возможно, эти рассуждения покажутся Д. Коцюбинско­му слишком «высоким штилем», он ведь обижается на то, что я возлагаю на его «научную теорию» «морально-интел­лектуальную ответственность за те результаты, которых потом, опираясь на нее, может достичь политическая прак­тика». А разве сегодня, когда общество столь напряжено и поляризовано, не надо задумываться над тем, как наше слово отзовется?

Морально-нравственная ответственность ученых за воз­можные последствия использования их открытий — не от­влеченная категория, а императив. Так полагал, например, А..Сахаров, и, думая иначе, придется найти какую-нибудь психиатрическую этикетку для объяснения его искупительного подвига. Вы же объединяете в одну компанию создателей расовых теорий о «неполноценности» отдельных на­родов, чьи теоретические «находки» использовались практиками Третьего рейха, и Вагнера с Бетховеном, чья музыка, как Вам кажется, этих практиков вдохновляла (так и тянет спросить: «На что же она их вдохновляла?») Это и нон­сенс, и, простите, кощунство.

Повторюсь, никто не вправе табуировать обсуждение вопросов об особенностях психического склада великороссов (как, впрочем, и любых других этносов, наций и рас). И разве не за ответами мы обращаемся к Пушкину и Чаадаеву, Гоголю и Достоевскому, Бердяеву и Л. Гумилеву? И :разве не с интересом и благодарностью мы готовы принять сегодня новую мысль, если кто-то готов ею поделиться?
Но, размышляя о сложной и трагической судьбе великого народа, пытаться найти соответствующую ей психиатрическую рубрику — занятие, как говорил один литературный герой, «пустячное и вовсе глупое».

Oлег ЛИМАНКИН
«Час Пик» № 188 (917) 24 декабря 1997 года



ПОСЛЕДНЕЕ СЛОВО БЛАГОДАРНОСТИ

Я в начале 2000-х

Нет большего счастья для газетчика, чем счастье быть не просто читаемым, но «читываемым и перечитываемым»!

Поэтому никаких других чувств, кроме чувства искренней авторской признательности, по отношению к господину Лиманкину у меня не возникает и возникнуть, наверное, не может. В самом деле: на протяжении полугода (!) этот безусловно профессионально занятой человек пристально следит за развитием моей научно-популярной мысли и оказывает мне честь публикацией пространных и обстоятельных комментариев к ней.

Приглашая уважаемого замглавврача психиатрической больницы им. Кащенко и впредь не оставлять меня своим критическим попечением, я хотел бы в заключение нынешнего — «конституционально-глупого» — этапа нашей переписки предложить Олегу Лиманкину в качестве скромного интеллектуально-благодарственного подношения всего два совета.

Во-первых, было бы очень приятно, если бы в будущем Вы в процессе критического разбора моих статей хотя бы вскользь касались их основного содержания. Это, думаю, было бы приятно не только мне, но и остальным читателям, вынужденным сегодня продираться сквозь Ваши «терминологические агглютинации» во имя того, чтобы в итоге удовольствоваться коротким замечанием: «Почему Ганнушкин включил группу умственно неполноценных, глупых в свою классификацию психопатий — вопрос... требующий пространных экскурсов, неуместных на страницах неспециального издания». Напомню, что попытке ответить именно на этот вопрос и была посвящена моя статья, опубликованная в июльском номере «ЧП».

Во-вторых, было бы не менее славно, если бы Вы еще раз перечитали не только мои июльские, ноябрьские и декабрьские опусы, но и труды А. Е. Личко. Вы утверждаете, в частности, что ставить знак равенства между конформностью и глупостью неверно: «Кстати, и А.Е. Личко, — пишете Вы, — такого равенства не выводил». Я позволю себе привести всего одну цитату: «При изучении преморбидных (т. е. предболезненных. — Д. К.) типов больных шизофренией конформные субъекты названы «образцовыми личностями» (Пекунова Л. Г., 1974)...

Другие названия, которыми обозначались сходные по описанию типы характера, — конституционально-глупый (Ганнушкин П. Б., 1933), аморфный (Ribot Th., 1899)... (выделено мною. — Д. К.)» (А. Е. Личко. «Подростковая психиатрия». Л., 1985, с. 71). Таким образом, А. Е. Личко, вопреки Вашему утверждению, прямо указывал на типологическое сходство, родственность феноменов, именуемых «конституциональной глупостью» и «конформностью». Иными словами, в своем «научном гипостазировании» я был не так уж оригинален...
Тем неожиданнее и приятнее мне было обрести в Вашем, уважаемый г-н Лманкин, лице столь серьезного и энергичного критика!

С уважением Даниил КОЦЮБИНСКИЙ

Час Пик № 188 (917) 24 декабря 1997 года

6 comments - Leave a commentPrevious Entry Share Next Entry

Comments:

From:fado_fado
Date:August 8th, 2013 05:03 pm (UTC)
(Link)
"Россия - страна дураков"?
Разумеется.
Но разве под этот тезис надо подводить научную основу? А для осознания получать образование психиатра?
А просто посмотреть по сторонам?
Оценить реакцию росиянцев на вызовы и угрозы?
Существуют всё-таки очевидные вещи и эта из их разряда.
From:kotsubinsky
Date:August 8th, 2013 05:20 pm (UTC)
(Link)
"Дураки" бывают ситуативные и генетические. Вопрос - какова пропорция тех и других и что, следовательно, из всего этого следует.
Вообще, комментировать лучше, прочитав материал ))

Edited at 2013-08-08 05:29 pm (UTC)
From:fado_fado
Date:August 8th, 2013 05:46 pm (UTC)
(Link)
Не, дураки бывают только генетические.
А ситуативно можно сглупить. Такое может случиться с каждым. Даже со мной.)
Пропорция? В смысле доля дураков в популяции? Не так важна, пока не достигает критического значения. Критическим считается доля в 30% (где-то приходилось чИтывать, а где уж и не упомню). В России доля дураков достигает 50%. Как раз те 50%, которые отказываются ходить на выборы будучи не в состоянии осознать, что в условиях всеобщего избирательного права они только так могут влиять на свою жизнь.

Читать материал? Весь?!
Помилуйте, я ж не на работе. И изучение всего материала задля написания рецензии в мои планы не входит.)
From:begemout
Date:August 8th, 2013 09:43 pm (UTC)
(Link)
Толку-то что, если тренировка головной мышцы в первой трети жизненного пути сначала дезавуируется Балтикой N9 во второй трети, а в третьей превращается в мемуар анальгетиками:)))
From:massandrean
Date:August 9th, 2013 07:26 am (UTC)
(Link)
спасибо, с интересом ознакомился с вашей теорией. Как-то ранее прошла мимо меня...
не силен в психиотрии, но сама идея очень близка, сам частенько задумывался о причинах 800 летнего рабства и холуйства. Возражения же г-н врача, как мн екажется основаны именно на не знании и не умении анализировать исторические процессы. Человеку знакомому только с последними 100 годами истории России, вполне может казаться, что беда в бльшевиках, немцах или перестройке....
целостност ькартины наступает лишь после тщательного изучения последних 1000 лет, истории не только земель входивших и входящих в состав России, но других европейских государств. Очевидно, что роффесиональный психиатор в этом не силен.
А не уверен, что аша концепция идеальна, но думается развитие мысли идет в верном направлении, понять почему 800 лет все одно и то же...
(no subject) - (Anonymous)
From:kotsubinsky
Date:August 10th, 2013 03:46 pm (UTC)
(Link)
:)))